PDF

Официальный бортовой журнал авиакомпании «Belavia»
Аудитория — более 4 000 000 человек в год

 

Алексей Ягудин:
«Жизнь всем дает возможность выигрывать»

В 2002 году за его выступлением на Чемпионате мира в Лозанне, казалось, наблюдал весь земной шар. Несмотря на травмы, противопоказания врачей и боль, он безупречно откатал одиночную программу и в четвертый раз за свою историю стал лучшим фигуристом планеты. До сих пор его номер «Человек в железной маске» считается эталоном у одиночников. Алексей Ягудин — человек-легенда в мире фигурного катания, один из самых титулованных фигуристов России, олимпийский чемпион, неоднократный чемпион мира и Европы, он введен в зал славы фигурного катания в США. После того громкого чемпионата он ушел из большого спорта, но остался на виду у поклонников. Накануне выступления в Минске в шоу Ильи Авербуха «Щелкунчик и Мышиный король» Алексей поделился своими воспоминаниями с OnAir, рассказал, почему любит Сибирь и что он думает о допинговом скандале.
Дарья Мордович
Трудно поверить, что всего этого достиг уроженец ярмарочной общины Таль близ австрийского Грацат, который 10-летним мальчишкой мечтал переехать в США. Сегодня Шварценеггеру 71 год: он подтянут, улыбчив, накачан — язык не поворачивается назвать этого импозантного мужчину «стариком». На международный форум Olerom Forum One в Киеве он прилетел по приглашению братьев Кличко в качестве почетного спикера из Будапешта, где снимается сейчас в шестой части «Терминатора», — а мы послушали его выступление.
В детстве вы мечтали стать водителем грузовика, а мама привела вас в фигурное катание. Помните тот день, когда первый раз встали на коньки?
Конкретного момента я не помню. Я — как любой компьютер, а компьютеры имеют свойство стареть, и у них стирается память. Я живу сегодняшним днем, максимум — завтрашним. И свое детство уже не особо помню. Иногда всплывают какие-то воспоминания, но они очень редкие. В тот день, когда мама должна была вести меня на просмотр в ледовую группу, я нашел ножницы и постриг себе половину головы. Но эту историю, наверное, знают уже все: ее легко можно найти в интернете. Мама пыталась все это выровнять, и мы опоздали на просмотр. Но благодаря доброте нашего на тот момент будущего тренера я все-таки попал в секцию фигурного катания. А на следующий день уже надел коньки и вышел пробовать свои силы. Я помню, где это происходило. Как бы смешно ни звучало, каток был на месте церкви на набережной реки Нева. В советское время там была церковь, потом — склад, потом залили каток. Мы переодевались под землей, в переходах. Постоянно было очень холодно. Потом на этом месте снова сделали склад, а сейчас там — отреставрированная церковь.
А были еще какие-то увлечения, кроме фигурного катания?
Даже при большом желании у меня не было бы возможности заниматься чем-то еще. Абсолютно все время уходило на лед и на то, чтобы догонять своих сверстников по классу. Мы очень много времени проводили на льду. А после надо было у кого-то переписывать тексты, которые ребята изучали в школе. И потом еще делать домашнюю работу. Поэтому глобально больше ничем не увлекался.
В 2000 году на Чемпионате Европы, за которым наблюдала вся страна, вы выиграли короткую программу, выступая в гипсе. Произвольную откатали чуть хуже — и лишь поэтому получили серебро соревнований. Не раз за свою карьеру вы выходили на лед, несмотря на боль и травмы. Что помогало совершать эти ледовые подвиги?
Да я не считаю, что это подвиги. Это просто ответственность и желание при любых ситуациях бороться до конца. Здесь не нужно ничего выдумывать. Во-первых, это моя работа. Да! Именно работа. Я считаю, что спорт — это работа. А травма у тебя или не травма — это просто фактор, который тебя немного отягощает в данный момент. Во-вторых, у спортсмена выбора немного: надо всегда бороться до конца. Хотя это касается любых профессий, неважно, чем ты занимаешься в этой жизни.
Чемпионат мира-2001 в Ванкувере. Вы выступали со своей знаменитой программой «Гладиатор». И снова-таки выступали с травмой. Перед произвольной программой Рассел Кроу, исполнитель главной роли в фильме «Гладиатор», прислал вам свою фотографию с автографом. Подбодрил этот жест?
Не подбодрил. (Смеется.) Потому что он прислал фотографию после выступления. Но глобально — было очень приятно. Сейчас висит его фотография с подписью у меня на стене.
Есть ли победы, которые имеют для вас особое значение?
Да, это семья и две очаровательные дочки. Это действительно так. Понятно, что в спорте, особенно в том спорте, где есть Олимпийские игры, все борются за звание быть лучшими из лучших. И не буду лукавить, стать олимпийским чемпионом всегда было моей мечтой. Она осуществилась. Но это было достаточно давно. Мы все знаем, что в жизни происходят определенного рода события, которые имеют для нас определенного рода значимость. Но время проходит, и акценты немного сдвигаются. Приведу вам яркий пример. Где-то полгода назад мне позвонили и сказали: «Алексей, мы вводим вас в зал славы фигурного катания в Колорадо-Спрингс. Какие у вас эмоции?» Я ответил: «Окей, эмоций никаких нет». Они очень удивились, на что я сказал: «Если бы это происходило 16 лет назад, когда для меня вот такие вещи имели глобальное значение, тогда я был бы на седьмом небе от счастья. А на данный момент Олимпийские игры далеко позади. Это было 16 лет назад. Сейчас у меня дети, семья, жена, собаки. Поэтому я говорю — спасибо вам огромное, но мы движемся дальше».
Раз заговорили про Штаты. Вместе со своим тренером Татьяной Тарасовой вы надолго уезжали жить и тренироваться в США. Не было желания остаться?
После окончания спортивной карьеры остался там. Пробыл, по-моему, года четыре-пять. Но потом приехал в Питер. Я такой парень, который не загадывает на будущее. В общем, приехал я в Питер на две недели повидаться с родителями, и всё — больше уже из России не уезжал. Так понравилось мне в России.
Наверное, все помнят чемпионаты мира и олимпиады, когда за золото на льду боролись два российских спортсмена — Ягудин и Плющенко. Спустя столько лет, как строятся ваши отношения с Евгением сейчас?
Глобально я бы вообще опустил вопрос. Но если вы держитесь за него, то можно сказать, что это действительно выдающийся спортсмен — столько лет он выступал на высоком профессиональном уровне. Но у него своя жизнь, у меня своя жизнь. Наше соперничество закончилось, собственно, февралем 2002 года.
Вы тренировались у самых титулованных российских тренеров — у Майорова, Мишина, Тарасовой. Все эти люди — сильные личности. Расскажите, чему они вас научили?
Сегодня, собственно, день тренера как раз. И вот мы с вами поговорим на эту тему. (Улыбается.) Что касается тренеров, я бы говорил в первую очередь о человеке, который поставил меня на коньки — об Александре Викторовиче Майорове. Он дал основу фигурного катания. Но в тот момент я учился лишь каким-то техническим моментам, в пятилетнем возрасте жизни не учат. Вернее, может быть, и учат, но ты не особо это воспринимаешь. Жизни меня научила уже Татьяна Анатольевна Тарасова. Самая главная вещь, которую я перенял от нее, — наверное, то, что любой коллектив, состоящий из единомышленников, и есть семья. А любая семья, чтобы она, собственно, имела продолжение и чтобы в ней не случалось разводов, должна вести не монологи, а диалоги. Каждый из участников семьи или коллектива должен уметь не только говорить, но и слушать. И Татьяна Анатольевна — это тот человек, который при всем ее величии, при всех ее знаниях, титулах, регалиях… А сколько спортсменов она привела к олимпийскому золоту! В общем, у нее есть потрясающее качество — постоянная жажда знаний и улучшений. При всем ее величии, еще раз повторюсь, она могла сесть и спокойно признаться в своих ошибках. И потом сказать: «Леш, я чего-то не знаю, давай поедем туда, нам там помогут». Для меня это показатель того, что она со своими подопечными на одной волне и всегда за них постоит.
Долгое время с первых полос мировой и российской прессы не сходили материалы о допинговом скандале во ВФЛА (Всероссийской федерации легкой атлетики). Вы ведь в свое время из-за травм часто катались на соревнованиях на обезболивающих. Насколько сильно за эти годы изменился допинговый контроль?
Безусловно, мир стремительно меняется. Я помню, что раньше на каких-то международных соревнованиях и турнирах нам давали пить пиво после выступлений, чтобы мы быстрее сдали допинг. Да и многие медикаменты, которые сейчас запрещены, в прошлом для нас были — как простую таблетку аспирина выпить. Конечно, все поменялось. Как сейчас забирается допинг, мы не в курсе, потому что для нас с Ильей Авербухом, например, спорт закончился уже 16 лет назад. Но знаете, я считаю, что здесь нечего рассуждать. Есть определенные правила. Люди же не спрашивают, почему я не могу ездить 120 км/ч, когда стоит знак ограничения скорости до 80 км/ч? Если эти правила существуют и ты хочешь работать и развиваться в этой сфере, пожалуйста, принимай их и живи по ним. Не хочешь — заканчивай со спортом. Приведу пример не из спорта. Это же как на банкете: можно напиться, все будет сначала весело и хорошо, с девушками легко знакомишься, но с утра-то голова будет болеть. То же самое и с допингом. Лучше планомерно идти к победам, чем выбирать какой-то молниеносный взлет. Потом все равно заболит голова.
В 2008 году вы дебютировали на театральной сцене. После этого стали довольно часто выступать в постановках. Кроме того, у вас много работ на льду, близко переплетающихся с театром, танцем и пластикой. Какая самая значимая для вас?
Из предыдущих ответов вы понимаете, что у меня нет чего-то особенного. Театр, кино — это такие профессии, которые близки фигуристам, это часть нашего вида спорта под названием фигурное катание. У нас есть оценки за технику, и у нас также есть оценки за артистизм. Если раньше было гораздо больше спорта во всех наших выступлениях, то сейчас спорт уступает место искусству. Именно из-за этого, наверное, все проекты Ильи Авербуха, во-первых, отмечены знаком качества (мы много лет мы работаем вместе, и он нереальный перфекционист). И во-вторых, та любовь к искусству и те люди, которые заполняют наши трибуны, толкают нас на свершения, на преодоление себя и на воплощение наших новых мечтаний.
Когда зритель смотрит ледовые шоу, будь то по телевизору или с трибун какой-нибудь арены, он не волнуется и не переживает за фигуристов, как, например, во время соревнований. Кажется, все идет так размеренно, легко, красиво. Что стоит за этой картинкой?
Есть одно слово — труд. Существует много поговорок, связанных с этим словом. Та же поговорка «терпение и труд все перетрут». Работать, работать и работать. Другого выхода нет.
С такими мыслями вы идете по жизни?
Да. Надо быть проще, и люди к тебе потянуться — это раз. А второе, кто, если не ты, и когда, если не сейчас. Надо просто поднимать свою задницу, идти и работать. И за той красотой, которую мы показываем в таких спектаклях, как «Кармен», «Ромео и Джульетта», в детских ледовых спектаклях — «Морозко», «Щелкунчик», «Алиса в стране чудес», стоит и боль, и недосып. Это все труд.
15 декабря вы приедете в Минск с шоу Ильи Авербуха «Щелкунчик и Мышиный король». Там вы катаете вместе со своей супругой Татьяной Тотьмяниной. Не надоедаете друг другу? Как вообще уживаются два олимпийских чемпиона под одной крышей?
Вот как-то уживаются вместе уже более 10 лет. Наверное, уживаются, потому что у меня очень умная жена. Наверное, это главный аспект. А что касается того, что и живем, и работаем вместе, я знаю, что многим парам некомфортно. Они говорят: «Знаете, очень сложно, когда люди живут вместе и работают вместе». Но опять же — у меня очень умная жена. Она выстраивает наше общение так, что мы просто по-человечески не надоедаем друг другу, она все превращает в праздник. А я со своим раздолбайством и позитивом дополняю Таню в ее порыве. Нам хорошо, честно. И здесь я не лукавлю и ничего не придумываю, очень комфортно вместе работать.
У вас с Татьяной есть две дочки. Если они захотят стать профессиональными спортсменками, как вы к этому отнесетесь? Есть ли у вас какие-то свои правила воспитания?
У нас есть одно правило, и мы едины с Таней в этом — образованный, интеллигентный человек пригодится всегда и везде. А остальное идет бонусом. В основном мы делаем упор на образование. А спорт… Спорт не высшее достижение. Однако он закаляет, вырабатывает характер и стремление быть лучшим. Спорт заставляет человека больше работать в обществе, и, безусловно, спорт — это здоровье. Наши дети в любом случае будут заниматься спортом. Хотя старшая его не особо любит. Младшая будет балериной или будет выступать в художественной гимнастике. А старшая уже занимается художественной гимнастикой и танцует. Знаете, есть такой танцевальный коллектив «Тодес» Аллы Духовой.
Насколько нам известно, вы с семьей любите путешествовать во Францию и Париж в частности. Почему так полюбилось это место?
Мы любим Париж, наверное, за глубину культуры и богатую многолетнюю историю становления этого государства. Знаете, есть вино более водянистое, а есть более тяжелые вина. Вот Франция для нас, как бы сравнили любители вина, прям такое тяжелое, терпкое, насыщенное вкусами вино.
А есть такое место на карте, где вам комфортнее всего?
В Питере у Тани есть место на кладбище — вот там мне будет очень комфортно в будущем. (Смеется.) Если вы меня спросите, кто ваша любимая актриса, какая у вас любимая книга, любимое кино, любимое место для пребывания — у меня такого нет. В Париже зимой, допустим, не самый лучший сезон. Хотя мы любим этот город. В Арабских Эмиратах значительно комфортнее в это время, потому что там тепло и можно купаться. Еще мы обожаем Азию за ее неоднозначность, разнообразность и индивидуальность. Я, например, люблю природу. Можно отъехать от Санкт-Петербурга на 100 километров в Карелию — там же с ума можно сойти от красоты. А Сибирь? Вообще из российских городов у меня два предпочтения: Москва — это понятно. Москва — это любовь с первого взгляда и навсегда. На втором месте идет Красноярск: Сибирь, Енисей, реки, горы, кормление орлов с рук, а еще там живет мой самый близкий друг.
Как бы охарактеризовали себя в нескольких словах?
(На заднем фоне доносится голос Тотьмяниной: «Амплитудный пацан».) Я амлитудный пацан. (Смеется.)
В своем инстаграме вы подписаны как «Олимпийский чемпион, телеведущий, ведущий мероприятий, спикер». Если выбрать что-то одно, кем бы вы сейчас себя назвали?
Человек, который любит жить и любит жизнь.
Что бы вы пожелали людям, которые сейчас только делают первые шаги в большом спорте или хотят отдать туда своих детей?
Нужно просто работать. В этой жизни возможно абсолютно все. И, возвращаясь к началу нашей беседы, когда я хотел быть таксистом, дальнобойщиком или водителем грузовика… Знаете, я никак не думал, что спустя много-много лет буду сейчас с вами разговаривать на какие-то определенные темы. Жизнь прекрасна тем, что она всем дает возможность выигрывать. Нужно просто планомерно идти к своей цели.
В материале использованы изображения с официальной страницы Алексея Ягудина Вконтакте