PDF

Официальный бортовой журнал авиакомпании «Belavia»
Аудитория — более 4 000 000 человек в год

 

«Мы пираты в сельском хозяйстве – всё делаем по-своему»

Ольга Полевикова
Два года назад мы уже рассказывали вам о проекте OneSoil – белорусском стартапе, создающем бесплатные приложения для фермеров. Наши ребята разработали технологии, которые позволили им найти все поля и культуры в Европе и США по спутниковым снимкам, а эта информация очень помогает жить фермерам и не только. Со времени первой встречи с ребятами их дела круто изменились: команду энтузиастов заметили IT-гуру Юрий Мельничек, Юрий Гурский и Леонид Лознер. Они помогли стартапу инвестициями и консультациями – и сегодня приложениями OneSoil уже пользуются в 122 странах мира. Сооснователь проекта Вячеслав Мазай рассказал OnAir, почему у OneSoil теперь нет конкурентов и почему им важно дружить с фермерами.
Вы занимаетесь точным земледелием. Расскажите в двух словах, что это такое?
Это система менеджмента сельского хозяйства, которая построена на анализе больших данных и использовании современных технологий. Огромное количество сведений о полях хранится в разрозненных источниках – в архивах фермеров, в больших компаниях, университетах, открытых интернет-ресурсах. Но мало кто понимает, что со всем этим массивом информации делать. Применяя алгоритмы машинного обучения к обработке данных, мы помогаем фермерам лучше понимать, что происходит на их полях, лучше проводить все работы и экономить большие деньги. Это то, что я понимаю под точным земледелием. Многие думают, что если ты поставил GPS-навигатор или датчик топлива на трактор – то это уже точное земледелие. Но я с этим не согласен.
Мы делаем приложения, которые приносят пользу в реальном мире



Я хочу, чтобы приложениями OneSoil пользовался каждый фермер на планете
В прошлый раз OnAir разговаривал c вами о OneSoil в апреле 2017 года. Тогда вы собирались искать сорняки и мышей в пшенице при помощи дронов. Что изменилось в компании за два года?
Поменялось всё. Раньше нас было шестеро, мы действительно использовали данные с дронов и ориентировались на Беларусь и Прибалтику. Сейчас у нас в команде 24 человека, мы используем спутниковые данные и ориентируемся на весь мир. При помощи веб-платформы OneSoil фермер может быстро найти свои поля на карте – мы автоматически выделим их границы и определим культуру, которая там растет. Он может следить за состоянием поля по спутниковым снимкам, отмечать проблемные участки и потом точечно их осматривать. Это особенно важно, когда полей сотни, а их общая площадь – десятки тысяч гектаров: человек никогда физически все это осмотреть не сможет. Также мы показываем локальный прогноз погоды и рассчитываем нормы азотных, фосфорных и калийных удобрений для разных участков поля. Еще мы научились визуализировать данные с сельскохозяйственной техники, на которой установлены бортовые компьютеры: на карте поля показываем, как и с какой скоростью ехал трактор, как вносились семена, удобрения и пестициды.
Почему все так кардинально поменялось?
В 2017 году мы познакомились с нашими инвесторами, и они показали нам возможности и масштабы применения современных технологий в сельском хозяйстве. Показали, что необязательно делать продукт для локального рынка, можно сразу выходить на весь мир. Помогли не бояться быть первыми. В конце 2017 года мы получили первые инвестиции от Юрия Мельничека (основатель Maps.me и AIMatter. – Ред.), инвестиционного фонда Haxus (среди партнеров – Юрий Гурский, ментор Maps.me, ментор и инвестор MSQRD, основатель AIMatter и FLO. – Ред.) и Леонида Лознера (сооснователь Epam. – Ред.). Это помогло нам набрать команду, разработать крутые алгоритмы, запустить мобильное приложение и веб-платформу для точного земледелия, которыми уже пользуются 37 тысяч человек из 122 стран мира.
Как вы познакомились с инвесторами? Вы были неизвестными молодыми ребятами, которые полтора года работали за идею, – каково было общаться с IT-предпринимателями, чьи продукты купили Google и Facebook?
Всё было просто и легко, как с друзьями. Думаю, во многом потому, что у нас был проводник в IT-мире – Александр Чекан, бывший генеральный директор Tut.by и один из партнеров фонда Haxus. Я и Всеволод Генин, один из сооснователей OneSoil, познакомились с Александром в 2016 году на IT-конференции в Минске. После ивента пошли есть блины в «Депо» и, пока стояли в долгой очереди, рассказали Александру про то, как мы используем дроны. Когда ели блины под дождем – рассказывали про методы внесения удобрений. Где-то около полугода присматривались друг с другу, и потом Александр познакомил нас с Юрием Гурским.
США
А с остальными инвесторами?
С Юрием Мельничеком познакомилась Кристина Бутько, наш специалист по Data Science, – после его выступления на IT-конференции они вместе пили пиво в баре «Хулиган». Юрий посоветовал не бояться – и заменить дроны на спутники, что позволило масштабировать наши приложения на весь мир. С еще одним инвестором, Леонидом Лознером, мы познакомились за пару дней до подписания документов. OneSoil – это первый стартап, которому Леонид выделил деньги. Также он помогает нам с метеодатчиками: мы делаем дешевые сенсоры, которые дают возможность фермерам дистанционно собирать данные с полей.
Точное земледелие пока не очень популярно в СНГ, но в Европе и США хватает компаний, которые разрабатывают технологии для фермеров. Что выделяет OneSoil среди конкурентов?
На самом деле прямых конкурентов у нас нет. Во-первых, мы делаем бесплатные приложения – этого больше не делает никто. Во-вторых, мы нашли границы всех полей и многие культуры в Европе и США, потому фермеру просто начать пользоваться нашими приложениями. Не нужно самостоятельно обводить поля, не нужно заказывать эту работу сторонним компаниям – найти свое поле на карте и добавить его в систему можно в пару кликов. В-третьих, мы очень быстро показываем всю информацию по полям Европы и США. Для сравнения, мы рассчитываем вегетационный индекс NDVI (показатель здоровья растений, который рассчитывается по тому, как растение отражает свет. – Ред.) за 1–2 секунды, в то время как большинству других компаний для этого нужно 24 часа.
Греция
Сразу возникает несколько вопросов. Во-первых, бесплатное мобильное приложение и бесплатная веб-платформа – как это возможно? На чем вы зарабатываете?
Пока мы живем за счет инвестиций, но в прошлом году уже заключили наш первый b2b-контракт с одной крупной немецкой химической компанией. Мы продали ей лицензию на использование небольшого количества данных по некоторым регионам. Это ни в коем случае не личные данные фермеров, которые они оставляют на нашей веб-платформе, – эту информацию мы используем только для наших алгоритмов машинного обучения. Условно говоря, мы берем 10 реальных полей фермеров – а на выходе алгоритм при помощи математических операций выдает информацию по 100 полям. Такие данные представляют большую ценность для корпораций, инвестиционных компаний, банков и других игроков агросектора. За счет партнерства с ними мы и собираемся зарабатывать.
Украина
Вы не боитесь, что кто-нибудь повторит бизнес-модель OneSoil?
Нет, потому что быть бесплатными очень тяжело. Мы мало платим за серверы, потому что все показатели поля рассчитываем на лету, нам не нужно хранить петабайты информации. Нам не нужны консультанты, чтобы объяснять фермерам, как пользоваться нашими приложениями, – другие же компании вынуждены за каждым фермерским хозяйством закреплять отдельного специалиста, который объясняет, как пользоваться их технологиями. Больше всего денег мы тратим на зарплаты сотрудников.
Это мой второй вопрос – как вам удалось найти специалистов, способных создать такие технологии? Часто можно услышать, что хорошие IT-профессионалы пачками уезжают из Беларуси, потому что в Европе и США условия труда и зарплаты намного лучше.
Думаю, важную роль играет сам продукт – мы делаем приложения, которые приносят пользу в реальном мире. Это не что-то виртуальное, результат работы OneSoil виден, его можно пощупать и измерить. Свою роль сыграли и репутация компании, и имена инвесторов. Что касается команды, то я бы сказал, что нужных нам специалистов по Data Science мало не то что в Беларуси, а во всем мире. Только у главы нашего R&D департамента (Research&Development, научно-исследовательский отдел. – Ред.) Александра Калиновского был опыт в работы в смежной сфере, нам вообще очень повезло с ним. Остальные ребята с нуля разбирались с тем, что такое спутники, сельскохозяйственные поля, культуры. Буквально за полгода мы разработали технологии, на которых строится веб-платформа и интерактивная карта OneSoil.
Италия
Расскажите про карту OneSoil. Что это такое и зачем она нужна?
OneSoil Map – это первая в мире интерактивная карта с информацией по 60 миллионам полей и 27 культурам в Европе и США. Любой человек совершенно бесплатно может посмотреть, что растет на конкретном поле, в регионе или стране, может сравнить данные за три года и проанализировать разные рейтинги. Идея появилась в период, когда я много общался с инвесторами и инвестиционными фондами. На словах было очень тяжело объяснить, что делает OneSoil, в чем крутость наших технологий. Я понимал, что визуализация помогла бы в этом деле. Поговорил с командой, и постепенно родилась идея этой карты. Мы выпустили ее в октябре 2018 года, она мгновенно разлетелась по Сети – про нее даже написал Артемий Лебедев в своих соцсетях. В конце года американский стартап-агрегатор Product Hunt назвал OneSoil Map продуктом года в категории AI и Machine Learning, что тоже было приятно.
Австралия
После появления OneSoil Map вести переговоры стало легче?
Да, однозначно.
Что будет с OneSoil через год?
Хочу, чтобы веб-платформа OneSoil заработала во всем мире. Сейчас мы мало выступаем на конференциях, мало заявляем о себе – у нас пока нет на это времени, мы работаем. Для меня OneSoil – как ребенок, который еще не пошел в первый класс. Нужно доработать технологии, довести проект до определенного уровня самостоятельности – и после этого можно будет ездить по миру, общаться с фермерами и продвигать наш продукт. Я не хочу, чтобы мы росли в плане команды, – максимум до 30 человек, иначе будет сложно общаться. Что еще? Мы точно будем в Минске – здесь хорошие инженеры и законы для стартапов, спасибо ПВТ (Парк высоких технологий, экономическая зона со специальными условиями для IT-компаний. – Ред.) за это.
Сейчас мы мало выступаем на конференциях – у нас пока нет на это времени, мы работаем
А через три года?
Мы хотим сделать предсказание урожайности в абсолютных величинах. Это позволит фермеру эффективнее планировать полевые работы, а большим корпорациям, банкам, заводам и страховым компаниям – лучше оценивать риски, планировать закупки и продажи. Вообще, я хочу, чтобы о нас знал каждый фермер на планете, знал и пользовался OneSoil каждый день. Мне хочется помогать фермерам. С 2014 по 2016 годы мы со Всеволодом очень много ездили по хозяйствам и увидели, что фермерами все пользуются, продвигают свои товары и услуги за бешеные деньги. Мы же предлагаем опыт и знания. Мы хотим быть друзьями для фермеров.
Нидерланды
Если все фермеры будут пользоваться OneSoil, что будет с вашими конкурентами? Они же будут вас ненавидеть.
Ну, это неизбежно, как все таксисты ненавидят Uber. В самом начале проекта мы шутили, что мы пираты в сельском хозяйстве – всё делаем по-своему. Мы первыми в мире создаем понятные приложения с удобным интерфейсом – во многом это заслуга третьего сооснователя OneSoil Саши Яковлева, который долгое время работал дизайнером. Мы рассказываем про точное земледелие простым и ясным языком через нашу рассылку, блог, рекламные материалы. Мы молодые, и мы буяним.
Германия
Вы говорите, что OneSoil для вас как ребенок. Но когда он вырастет, чем займетесь?
Отдохну недельку, съезжу в Новую Зеландию птичек пофотографировать. Вообще, мне нравится сельское хозяйство, поля, спутники, дроны, так что придумаю что-нибудь новое.