PDF

Официальный бортовой журнал авиакомпании «Belavia»
Аудитория — более 4 000 000 человек в год

 

Северный шелк

Подсмотрено: как белорусский лен превращается в ткань
OnAir отправился на Оршанский льнокомбинат, чтобы увидеть, как лен-долгунец превращается в ткань, признанную самой комфортной для летнего зноя.
В старину говорили: «Лен любит поклон». И действительно, лен — культура капризная. Поле, на котором он рос, в следующий раз можно засеять льном только через семь лет. Для роста отдельному семейству льновых требуется влажный климат и нежаркое солнце. Окружающая среда настолько важна, что ткань, полученная из выросшего в разных регионах льна, будет отличаться на ощупь. Льняной Меккой считается французская Нормандия, где погодой управляет Гольфстрим. Тем не менее и в Беларуси «северный шелк» выращивают уже более 500 лет: в государственный реестр включены около 40 сортов льна, 70% из них — белорусской селекции, остальное — французские и голландские.
Из белорусского льна печатали евро. Для производства бумаги бельгийцы покупали у нас короткое волокно, которое градируется по качеству — «двойка», «тройка», «четверка». Из «тройки» и «четверки» в Беларуси делают мешки, а из «двоечной» пакли получают целлюлозу, которая потом становилась бумагой и для европейских банкнот.
Дать льну шанс

Оршанский льнокомбинат расположился на берегу Днепра. Первое, что бросается в глаза на территории, — зеленая водонапорная башня: лен любит воду. А белорусский лен любят не только на родине. Ткани оршанского производства долетают до Бразилии, ОАЭ, ЮАР, США, Индии и Японии. Однако основной рынок сбыта — это Европа. «Когда-то на территории бывшего Советского Союза было 42 льнокомбината, — рассказывает Игорь Ещенко, начальник управления разработки ассортимента и рекламы продукции. — Сегодня осталось три в Литве и два в России. Все остальные не выдержали конкуренции с китайцами, заполонившими рынок дешевой продукцией, и закрылись. Мы тоже были на грани, однако совсем недавно модернизировали производство. Теперь в реконструированных цехах — бельгийское, французское, итальянское, немецкое и китайское оборудование».
Рождение нити

В Беларуси растут лен-долгунец и лен-кудряш. Из последнего получают масло. Нам для ткани нужен первый, долгунец, его собирают в конце лета. Комбайн вырывает из земли стебли растения под самый корень и выкладывает узкими полосками по всему полю для так называемой «росяной мочки». Через три недели сюда выйдут специальные комбайны — ворошить лен. В результате такой биологической обработки волокна легко отделяются от стебля. В рулонах лен в виде тресты (льняная солома) привозят на льнозавод для первичной обработки — его мнут на специальных «мяльных» агрегатах и очищают одревесневшую часть стебля на трепальных машинах. Далее в виде длинного льноволокна лен поступает на льнокомбинат.

Процесс рождения льняной пряжи для тех, кто видит его впервые, более чем увлекательный. Длинные льняные «хвосты» вычесывают огромные машины с металлическими гребенками: лохматая горсть льна постепенно превращается в шелковистые русые «волосы», которые хоть сейчас заплетай в косу. Из льняной костры (часть стебля), оставшейся после вычесывания, делают брикеты — это достаточно новый, но уже популярный в Европе экологически чистый вид биотоплива.

Прочесанную льняную ленту длиной 500 метров продолжают расчесывать, постоянно вытягивая и смешивая между собой. Широкие ленты проходят через шесть таких машин, с каждым разом становясь в десятки раз тоньше. Полученную тонкую скрученную ленту называют ровницей. Ровницу на катушках отправляют на отбеливание или отварку, после чего — к прядильным машинам. Обработанную, ее дополнительно смачивают водой и прядут очень тонкую нить — это пряжа для будущей ткани.

В ткацком цеху стоит гул как при взлете самолета — бесшумных станков еще не придумали, поэтому все сотрудники ходят в берушах. Мы рассматриваем, как жаккардовый станок «рисует» узоры на будущей скатерти: когда-то наши бабушки делали это вручную, сейчас же достаточно в компьютер машины вставить флешку с изображением. Готовое полотно движется со скоростью 7 м/час. Позже контролеры оценят работу робота-ткача, а если найдут недочеты — отправят ткань на доработку реставраторам.

Все, что мы увидели на одной из пяти фабрик Оршанского льнокомбината, — это рождение так называемой суровой ткани. Чтобы она стало «носибельной» и приятной телу, ее дополнительно обрабатывают, смягчают, усаживают, красят и отправляют фабрикам на пошив.

На втором этаже административного здания комбината находится шоурум с одеждой и льняным текстилем. От стендов с одеждой, обувью и аксессуарами (здесь полный гардероб — от льняных туфлей, сумок до рубашек, летних туник и делового костюма) подходим к двуспальным кроватям. Оказывается, комплекты постельного белья из белорусского льна уже этим летом будут продаваться в европейской сети IKEA. Причем обратить внимание на белорусский лен своей команде завещал недавно ушедший из жизни основатель компании Ингвар Кампрад.